Трансформация 2

untitled-14 untitled-15 untitled-16
untitled-14 untitled-15 untitled-16

Характеристики памятника Трансформация 2:

  • Материал: черный металл
  • Цвет: зависит от материала
  • Размер: высота 199 см. ширина 55 см. глубина 26 см.

Статус: На заказ


Краткие сведения об изображенном

Абстрактная скульптура «Трансформация 2» является парной скульптурой и общим композиционным решением современного офиса. Очень сложный вопрос для зрителя — «Как воспринимать современную скульптуру?» Ответ на этот вопрос может дать себе только сам человек. Кто-то может видеть в современном искусстве какие-то свои эмоции и чувства. Кто-то раздражается, кто-то восторгается, а иной отворачивается и проходит мимо. В наше время принято писать объяснение и вывешивать его рядом с произведением искусства, чтобы зритель сначала прочел, а потом попытался увидеть написанное в этих абстрактных формах. Затем он будет рассказывать знакомым, как он смог или не смог увидеть этот смысл. Создавая эти абстракции, автор не стал писать и указывать глубинный смысл в этих декоративных скульптурах. Хотя мог бы…


У абстракции больше всего форм выражения.
Станислав Ежи Лец, польский поэт, философ

Имеют ли мир и вещи конкретную определенную форму или они постоянно видоизменяются? Есть ли «золотой стандарт» у произведений скульпторов, художников, литераторов — идеальная форма, радующая глаз, душу, услаждающая слух? Или каждый Творец волен проводить эксперименты и выносить на общий суд собственное видение мира, воплощенное в произведениях искусства?

Постараемся найти ответ на эти непростые вопросы, а заодно познакомимся с великими экспериментаторами, перевернувшими в свое время всеобщее представление о том, каковы вещи на самом деле и как их можно изобразить.

Устами древних

Для начала обратимся к самым истокам и постараемся понять, существует ли форма вообще.

На этот вопрос буддизм, одна из древнейших мировых философских систем, отвечает довольно категорично: нет. Согласно Учению, всякая материя есть непрерывная перемена, то есть существовать — значит изменяться каждое мгновение. Так о каком же постоянстве формы может идти речь?

Интересно, что в данном вопросе буддисты солидарны с учением их предшественников — индийской философской системой Санкья. Которая также учила: все вечно меняется. Эту связь между двумя системами уже давно признали и обсуждают современные европейские ученые.

Если пойти еще дальше и продолжить тему буддизма, можно узнать, что ничто никуда не рассыпается и не исчезает просто потому, что никаких частиц нет. Последователи Будды убеждены: отдельные элементы ежемгновенно возникают и бесследно исчезают.

Неподготовленному человеку осознать это довольно трудно: даже сам Гаутама открывал эту истину не перед всеми. Ограничимся лишь принятием того, что форма, которой и посвящена эта статья, — понятие условное, и посмотрим, какие любопытные эксперименты с ней проводили разные мастера.

«Таможенник» Анри Руссо

Начнем с живописи и обратимся к одному из самых обаятельных французских мастеров Анри Руссо — человеку, чье творчество изначально вызывало недоумение и гомерический хохот толпы, а теперь признано во всем мире.

Художник-самоучка родом из небольшого городка Лаваля, он начал писать уже в зрелом возрасте. Его карьера началась в Париже в 1886 году, когда он представил свои наивные полотна на выставке импрессионистов.

Руссо искренне мечтал стать художником-академистом, копировал работы великих мастеров, целыми днями пропадая в музеях, но именно недостаток образования подарил Анри его героев — нескладных, непропорциональных (и это несмотря на то, что он измерял своих моделей складным метром!), с весьма приблизительным портретным сходством, а потому столь очаровательных, немного неземных, как бы слегка парящих над землей.

Руссо писал искренне, и именно это подкупает в созданных им образах. А еще в душе живописца жил невероятно красочный мир никогда не виданных им джунглей. Целая серия полотен посвящена далеким тропикам. И снова мы видим животных странных форм, странных до такой степени, что некоторых из них трудно узнать. А собака на полотне «Свадьба» и вовсе кажется написанной ребенком.

Однако все это — мир Руссо, мир созданных им форм, признанный великими мастерами: им восхищался Пабло Пикассо. Анри Руссо подтолкнул мир к признанию эстетической ценности примитивизма, и многие профессиональные художники ХХ века переняли его приемы. Однако он был первым и останется таковым навсегда.

«Мобили» Колдера

А оригиналу Александру Колдеру, американскому скульптору, удалось соединить нестандартные формы с движением, то есть буквально оживить свои странные и притягательные работы.

Было это так. В 20-е годы ХХ века он перебрался во французскую столицу. Чтобы хоть как-то заработать, Колдер принялся мастерить небольшие фигурки из проволоки и в результате создал свой собственный миниатюрный цирк. Эти работы сложились в серию под названием «Цирк Колдера». Интерес заключался в том, что каждый элемент композиции легко менял свою конфигурацию и местонахождение.

Друг скульптора Марсель Дюшан, художник-дадаист, предложил Александру термин «мобиль» как противопоставление «стабилям» — статичным объектам. Название отлично прижилось — Дюшан попал прямо в яблочко.

В 30-е годы Колдера увлекли абстрактные формы. Его произведения превратились в сквозные структуры, преимущественно из металла, приводившиеся в движение естественными потоками воздуха либо электрическими двигателями. Мобили Колдера крепились на стену, потолок или на стенд. Свет использовался для более выраженной иллюзии движения.

Сам Александр не всегда применял наименование «мобиль». Его абстрактные формы, считал он, были «картинами в четырех измерениях». Они-то и принесли мировую славу человеку, сумевшему объединить форму, свет и обнажить суть движения времени.

Лирик Соколов и ироничный Фрай

Обратимся к иным видам искусства и рассмотрим словоформы. В качестве примера возьмем произведение одного из самых выразительных прозаиков ХХ века Сашу Соколова и его эпохальную «Школу для дураков».

Что это за книга? Лирический экскурс в детство? Таинственная летопись, переполненная шифрами и аллюзиями? Предоставим каждому читателю ответить на этот вопрос по-своему, очевидно одно: великому мистификатору, «проэту» (то есть прозаику и поэту) Соколову удалось создать многоуровневое гениальное произведение и найти собственную неповторимую форму.

«…и я докажу всем на свете, что во времени ничто находится в прошлом и будущем и ничего не имеет от настоящего, и в природе сближает с невозможным, отчего, по сказанному, не имеет существования…»

Чувствуете ли в тексте буддийские мотивы?..

И тут вступает в разговор Макс Фрай (таков литературный псевдоним писателей Игоря Степина и Светланы Мартынчик), который не создает сложный для понимания разноплановый текст, а в произведении «Идеальный роман» попросту объединяет все существующие жанры.

Эта своеобразная насмешка над читателями, которым вечно не терпится, как указывается Фраем, заглянуть в конец только что начатой книги и узнать финал, не воспринимается в штыки — и книга читается с легкой улыбкой.

Автор попросту приводит в пример литературные жанры — авантюрный роман, анекдот, мистика, литературная биография — и сопровождает их краткими текстовыми выдержками в лучших традициях вышеуказанного жанра. В итоге получился роман, каждая глава которого — это определенный жанр, название вымышленного произведения и одна-две строчки текста. Например, в главе «Детская литература» есть «произведение» «Лето в деревне». И звучит оно так:

«Максимка свистнул Барбоске, и они побежали домой, где уже ждала их бабушка».

Гениальная находка и гениальный роман, книга в книге, ярчайший пример игры с формой.

Чиновник-новатор Уитмен

О новаторах-поэтах, любителях заигрывать с формой, можно говорить бесконечно. Конечно же, первыми приходят на ум футуристы с их заумью, но здесь бы хотелось остановиться на американском поэте XIX столетия Уолте Уитмене, опередившем время.

Этого поэта-самоучку из Нью-Йорка называли новатором свободного стиха. Его переводили Бальмонт, Чуковский, а к концу жизни признали первым общенациональным поэтом США.

Трудно представить, чтобы в позапрошлом столетии кто-то, тем более — государственный служащий! — отважился создать целую серию стихотворений без какой-либо рифмы, размера и даже длины строки. Его произведения из сборника «Листья травы» — это ода природе, очищающей человека, восхваление всемирного братства людей, любви, дружбы, выраженные в форме верлибра, абсолютно непривычной для чинных поклонников поэзии XIX века.

Вы только прислушайтесь:

«Я умираю вместе с умирающими и рождаюсь вместе с только что обмытым младенцем».

Или:

«…Я весь не вмещаюсь между башмаками и шляпой…»

Так в позапрошлом веке не писал никто.

Символические притчи Феллини

Новые формы в кино нашел темпераментный итальянец Федерико Феллини. Болезненный ребенок, он много времени проводил дома, играл с куклами, сам шил для них костюмы, был очарован цирком. А потом, став постарше и окрепнув, начал снимать гениальное кино — кино, не имевшее ничего общего с тем, что зрители видели раньше.

Кинопроизведения «Дорога», «Ночи Кабирии» ознаменовали переход Мастера от реализма к символической притче. Феллини удалось найти абсолютно новые формы подачи киноматериала, можно сказать, изобрести новый язык.

И он был понят современниками. «Дорога» получила «Оскара» 1957 года как лучший итальянский фильм, а «Ночи Кабирии» были всенародно признаны шедевром.

Лента «Сладкая жизнь» — вершина творчества режиссера, глубокая философская притча о современном ему обществе, переживающим кризис, в котором люди разобщены и ведут пустую жизнь, лишенную смысла. Правда, сам мастер говорил, что он показал в своей картине совсем иное — жизнь, состоящую из волшебных мгновений, которые хочется потягивать, как сладкое вино.

Так в чем именно заключается новаторство Феллини? Дело не только в том, что он впервые вывел на экран в качестве главного героя «маленького человека». Мастер соединил воедино реальность и вымысел и отказался от традиционной сюжетной линии. В этом и заключается особенность формы, найденной великим итальянцем.

Из госпела — в рок-н-ролл

Закончить хочется небольшим рассказом о революции, которую произвели в музыке не один, а сразу несколько человек, о величайшей в мире трансформации формы — переходе госпела, то есть церковных песнопений в церквях темнокожих, к рок-н-роллу.

Это случилось в южных американских штатах, где действовало много евангельских и протестантских церквей. В них исполнялись душещипательные вокальные хоровые произведения, представлявшие собой редкую смесь африканских ритмов, английских церковных гимнов и даже народной музыки кельтов. Это и был госпел середины 50-х.

А отцы рок-н-ролла — Элвис Пресли, Джерри ли Льюис, Чак Берри, Бадди Холли, Литтл Ричард — частенько наведывались в церкви. Надо полагать, не только с целью воздать хвалу Господу. Они скорее слушали и наблюдали за происходящим, перенимая у церковных исполнителей ритмы, телодвижения, мимику.

А затем было достаточно просто взять в руки гитару и слегка переделать текст, заменив слово «Jesus» («Иисус») на нечто более романтичное — так, чтобы понравилось подросткам. Так и произошло Великое рождение рок-н-ролла, трансформация одной музыкальной формы в другую, так началась новая Эра, которая, по сути, продолжается по сей день. Правда, это уже совсем другая история…


Список литературы:

  1. Буддизм. Иллюстрированная энциклопедия. Эксмо, Москва, 2012.
  2. Искусство XIX-XX вв. Стили и течения. Bestiary, 2013.
  3. Саша Соколов. Школа для дураков. Симпозиум, Санкт-Петербург, 2001.
  4. Макс Фрай. Идеальный роман. Азбука, Санкт-Петербург, 1999.
  5. Уолт Уитмен. Листья травы. Азбука, 2019.

Узнайте стоимость изготовления или получите консультацию. Отправьте заявку или позвоните нам. Время работы с 10:00 до 21:00. Без выходных.
+7 (495) 730-89-65
Оформить заявку

Другие работы скульптора Ивана Коржева

Отзывы