Ида Рубинштейн

Ида Рубинштейн, передний планИда Рубинштейн, вид слеваИда Рубинштейн, вид справаИда Рубинштейн, вид сзади

Скульптура Ида Рубинштейн

Характеристики:

  • Материал: литьевой камень, пластик
  • Цвет: зависит от материала
  • Размер: высота 143 см. ширина 20 см. глубина 21 см.

Статус: На заказ

от 500 000 ₽


РУБИНШТЕЙН ИДА ЛЬВОВНА (1883−1960) — российская танцовщица и актриса, ее дебют в постановке по драме Оскара Уайльда «Саломея» состоял в исполнении Танца семи покрывал: сбрасывая с себя одно за другим семь покрывал, переливающихся серебряными нитями, она оставалась в финале почти полностью обнаженной. Затем с триумфом солировала в балетах парижских «Русских сезонов», создала собственную успешную балетную труппу.

Замершая в выразительной фигуре танца Ида Рубинштейн изображена, очевидно, в финальной части своего выступления, когда из семи укутывающих ее покрывал, осталось последнее, почти не скрывающее обнаженного тела актрисы. Статуя изображает женщину стоящую с поднятыми вверх руками — одна согнута под прямым углом и заведена за голову, другая, с отведенной кистью, вытянута вверх. Автору удалось точно передать впечатление, производимое движениями ее танца на современников — изысканно-угловатая пластика, хрупкость, щемящий надрыв «сладострастно окаменелой грации». В соединении перпендикулярных композиционных осей, строгих ритмических линий с тончайшей проработкой форм, ювелирной декоративностью деталей, живет ломкая пластика «женщины-кошки», умеющей ценить все прекрасное и себя. Тонкая, высокого роста, с длинными ногами и руками Ида Рубинштейн умела найти точный и скупой жест для выражения ярких, богатых эмоций, полных скрытой эротики. Фарфоровая белизна ее тела удачно оттеняется копной темных вьющихся волос, холодным блеском украшений, серебристыми переливами складок прозрачной ткани. Ее образ — квинтэссенция томлений fin de siecle, томный, сладострастный и отстраненный, надмирный одновременно. Как писал А.Н. Бенуа, «в ней есть что-то таинственное до холода, до озноба. И что-то слишком пряное, слишком изысканное, слишком упадочное».


Женщина-загадка: происхождение

Ида Рубинштейн — мистическая танцовщица XX века… не было у нее, кажется, особого таланта ни к сцене, ни к танцу, но было непоколебимое упорство и уверенность в своих силах, и мир рукоплескал ей — этой необыкновенной и особенной исполнительнице… Она умела покорять одним взглядом, одним жестом!

При появлении на свет судьба была благосклонна к Лидии (именно так ее назвали родители). Точный год рождения неизвестен: одни источники сообщают о 1880 г., другие — о 1885 г. Уже позднее в Харькове были обнаружены записи хоральной синагоги о том, что у Рубинштейнов, Леона (Льва) Романовича и его супруги Эрнестины Исааковны, 3 октября (по новому стилю) 1883 года родилась дочь Лидия. Скорее всего, вследствие того, что девочка рано потеряла родителей (маму — в 5, а папу — в 9 лет), она никогда не говорила о своем прошлом, не вспоминала ни дат, ни мест.

Дед Иды (под этим именем она получила известность) был баснословно богат. Рувим (Роман) Осипович участвовал в торгах на бирже и являлся основателем банкирского дома «Рубинштейн и сыновья». Двое его сыновей, Леон и Адольф, смогли приумножить состояние, зарабатывая на торговле, главным образом, сахаром. Также они имели несколько банков и пивоваренный заводик. Одним словом, жизнь Иды в детстве была безбедной, ей многое позволялось.

После смерти родителей Ида была на попечении своего дяди Адольфа, а позже воспитывалась тетей в Санкт-Петербурге, проживала на Английской набережной. Финансовое положение позволяло нанять преподавателей для домашнего обучения, она прекрасно изучила 4 языка: английский, французский, испанский и итальянский. Интерес к изучению культуры Древней Греции способствовал тому, что был приглашен ученый-эллинист. Тогда-то и зарождается любовь к театру и появилось влечение к сцене. Изучая и обсуждая древнегреческие постановки, Ида пришла к мысли поставить балет, в котором она сама исполнила бы главную роль.

Сценическая деятельность

Ида брала уроки актерского мастерства и уроки танцев у известных участников трупп императорских театров. Но современники отмечают ее «ученическую» актерскую игру, «невыразительный, тихий голос». Иду это не останавливало! Она продолжала заниматься и отрабатывать движения танца, готовясь выступить в постановке «Антигона», декорации к которой были оформлены Львом Бакстом на деньги самой Иды. Бакст, познакомившийся с Идой на одном из светских раутов, будет всю жизнь находиться под влиянием ее чар и помогать с подготовкой постановок.

В 21 год Ида исполнила главную роль в премьере спектакля «Антигона», выступив под псевдонимом Лидии Львовской. Однако и этого было достаточно, чтобы в иудейской ортодоксальной семье разразился огромный скандал. В те времена актрисы еще ассоциировались добропорядочным обществом с куртизанками. Родные решили временно отправить Иду в клинику для душевнобольных. Это помог устроить профессор Левинсон из Парижа, дальний родственник семьи. Правда, оставаться там долго Иде не пришлось, так как она придумала чудесный выход из положения — заключить фиктивный брак с кузеном Владимираом Горвица. Однако брак был как стремительно совершен, так и аннулирован. По окончании медового месяца бывшему мужу было положено содержание, а Ида — молодая, богатая и теперь свободная — могла самостоятельно делать все, что пожелает. Ида поступила на сценические курсы при Императорском Малом Театре, а также брала частные уроки танца у Михаила Фокина.

«Саломея», работа в Русских сезонах Дягилева

Отказавшись от предложения работать со Станиславским, Ида поступила на службу в театр Комиссаржевской, где в 1908 году задумала поставить запрещенный за аморальность Священным Синодом спектакль «Саломея». Центральным выходом предполагался «Танец семи покрывал», в ходе которого одежды постепенно разматывались с тела Иды, и в итоге она оставалась лишь в прозрачном платье, расшитом бусами, созданном по эскизам Бакста.

Самостоятельно ей не удавалось добиться хорошей пластики и эстетики движений, поэтому она уехала в Швейцарию вслед за Фокиным, приверженцем новых течений в балете, находящимся под влиянием веяний эпохи модерна. В Мариинском театре Михаил Фокин был ведущим танцовщиком, а также начинающим завоевывать известность балетмейстером.

Премьера танца состоялась мюзик-холле «Олимпия» в Париже, после чего он был исполнен на сцене Петербургской консерватории. Публика была в восторге, и на следующее утро Ида проснулась знаменитой. Критики отнеслись благосклонно к этому новому, полному эротизма спектаклю. Однако Станиславский недовольно высказался: «Более голой и бездарно голой я ее не видел!» — режиссер был до глубины души обижен отказом Иды трудиться в его театре.

Но так отнюдь не считал Сергей Дягилев, известный в то время антрепренер, который в 1909 году готовил новые Русские сезоны в Париже. Памятуя об убытках от показа оперы в 1908 году, Дягилев решает на этот раз привезти во Францию балеты: «Сильфиды», «Павильон Армиды», «Пир» и «Египетские ночи». Последнее произведение слегка переделали, добавили партитуры других авторов, переписали финал, и получилось вполне новое произведение — «Клеопатра». Выступать планировали в том году известнейшие танцовщики и танцовщицы: Тамара Карсавина, Анна Павлова, Вацлав Нижинский, Михаил Фокин, который являлся также и балетмейстером. Но, к сожалению, никто не мог быть утвержден на роль Клеопатры, и Фокин предложил свою ученицу — Иду Рубинштейн. Его поддержал и Бакст, который был оформителем спектаклей.

Так начался один из самых интересных периодов в жизни актрисы — несколько лет она выступала на парижской сцене в Русских сезонах Дягилева, завоевав благосклонность парижской публики, искушенной разными новомодными представлениями. В Россию она больше не вернулась. С присущей ей роскошью и экстравагантностью с помощью Бакста обставила собственный особняк, где в саду прогуливалась ручная пантера и расхаживали великолепные павлины.

Журналисты и поклонники жаждали подробностей из личной жизни танцовщицы, и она давала почву пересудам, то отправляясь на сафари, где собственноручно застрелила льва, то путешествовала на аэроплане или ночевала в передвижном лагере в горах Сардинии. Одним словом, Ида успевала везде, так как для нее в приоритете был театр и путешествия, а также искусство и спорт.

Знакомство с Серовым

Неудивительно, что Ида «смотрела» со всех рекламных буклетов и даже коробок с конфетами — ее известность была оглушительной. В 1910 году Дягилев планирует разместить ее портрет на афишах новых Русских сезонов. Подготовку афиш доверяет Валентину Серову.

По словам Серова, он нашел в ней «столько стихийного, подлинного Востока, сколько раньше не приходилось наблюдать ни у кого». Он сомневался предлагать ли ей обнажиться на афише подобно Мадоннам Ренессанса, но Ида была на то и Ида, что восприняла это как очередной экстравагантный экзерсис. Она не старалась привлечь внимание к себе, но лишь к своему творчеству или, в данном случае, творчеству одного из членов сообщества «Мир Искусства».

В бывшем монастыре Ла Шапель в главной зале располагалась мастерская Серова, где на помосте, покрытом желтым покрывалом, беззастенчиво восседала Ида. Серову приходилось усмирять свою плоть во время работы, надевая черные одежды из суровой ткани, своего рода монашеское одеяние.

На выставке «Мир искусства» работа была впервые оценена зрителями: причем, реакции были неоднозначными: от отвращения до восхищения. Критики и современники называли образ Иды на картине «гальванизированным трупом» и «зеленой лягушкой». Афишей этому портрету стать не довелось, но после смерти Серова он стал признанным шедевром своей эпохи.

В сезоне 1910 года Рубинштейн исполнила роль Шехеразады в созданном для нее одноименном балете, который оформлял Бенуа в присущем Иде восточном стиле: костюмы и тюрбаны в охристо-желтых тонах, яркие, сочные цвета тканей и декораций. Танцовщица задала моду в Париже, привлекая интерес к загадочному и мистическому Востоку, — такого Париж еще не видел.

Собственные антрепризы и бурная личная жизнь

В начале 20-х годов XX века популярность Рубинштейн была настолько высока, что она отважилась на самостоятельную работу и покинула труппу Дягилева.

Вскоре молодой скандально известный драматург Габриэле д’Аннунцио создал пьесу для Иды «Мистерию о мученичестве Святого Себастьяна», где она исполнила главную роль. Оформителем был преданный ей до конца жизни Бакст, музыку сочинил Клод Дебюсси. Постановка имела оглушительный, и вместе с тем, скандальный успех. Священный Синод отлучил Габриэле от церкви, но у молодых людей уже завязались любовные отношения. Кроме того, эти годы в жизни Иды ознаменованы нетрадиционными отношениями с художницей Ромэйн Брукс, представительницей феминистского движения. Да и сам д’Аннунцио, проповедуя идеи итальянского фашизма, не был верным и преданным любовником, так что тихой и спокойной жизнью этот «тройственный» союз назвать было нельзя.

В 1915 году их союз распался, Ида снова ударилась в путешествия, где и познакомилась с Уолтером Гиннессом, который в дальнейшем поддерживал все начинания и постановки актрисы, так как собственных денег ей уже не хватало.

В 1928 было арендовано здание парижской Гранд-Опера, приняты в штат танцовщики. Игорь Стравинский написал балет «Поцелуй феи», специально для труппы Иды. Некоторые танцовщики и художники перешли в труппу от Дягилева: Михаил Фокин, Бронислава Нижинская, Мясин, Александр Бенуа. Также удачным было сотрудничество с Равелем и постановка «Болеро». Противостояние трупп (Дягилева и Рубинштейн) оборвалось довольно быстро, в связи с кончиной Дягилева в 1929 году. А преданный Иде Бакст скончался в 1924 году.

Последняя роль из оратории «Жанна д’Арк на костре» композитора Онеггера относится к 1935 году.

Жизнь после сцены

Вскоре немецкие войска вступили в Париж. Иде, будучи еврейкой, а также скандально известной актрисой-бисексуалкой, нельзя было оставаться в оккупации. На корабле она смогла добраться до Алжира, откуда аэроплан Гиннесса доставил ее в Лондон через пролив Гибралтар.

Здесь Ида вела совершенно другую жизнь, будто бы устав от суеты и постоянного света софитов, который светил ей не только на сцене, но и вторгался в ее личную, частную жизнь. Вместе с Уолтером она трудилась в госпитале для раненых, да так хорошо, что пациенты считали ее профессиональной медсестрой.

В 1944 году трагически погиб ее друг и партнер Уолтер Гиннесс (не смог качественно организовать переправку евреев-беженцев и получил смертный приговор от еврейского синдиката).

Вернувшись в освобожденный Париж, Ида нашла свой особняк разграбленным. Всегда малорелигиозная, Ида вдруг приняла католичество, а в конце жизни постриглась в монахини. Последнее десятилетие своей жизни она трудилась переводчицей в ООН (пригодилось знание нескольких иностранных языков), жила очень скромно и тихо в компании своей экономки.

В 1960 году остановилось сердце известнейшей женщины эпохи. По ее желанию, никто не был извещен о дате смерти и похорон. А на ее могильной плите отчеканены скупые буквы I.R. Более ничего не напоминает о великом и блистательном прошлом, пожалуй, одной из самых удивительных женщин XX века — Иде Рубинштейн.


Источники:

  1. В. Борзенко «Ида Рубинштейн», Искусство XXI в., 2019.
  2. В. Вульф «50 величайших женщин».
  3. Н. Бялик «Роковая женщина», Родина, 2000 № 3.
  4. Е. Беспалова «Тройственный союз», Русское искусство, 2011 № 2.
  5. Ю. Безелянский «Вера, Надежда, Любовь», М., Радуга, 1998.

Узнайте стоимость изготовления или получите консультацию. Отправьте заявку или позвоните нам. Время работы с 10:00 до 21:00. Без выходных.
+7 (495) 730-89-65
Оформить заявку

Другие работы Автора