Погоны

Погоны, крупный планПогоны, крупный план сбоку

Скульптура Погоны

Характеристики:

  • Материал: гипс
  • Цвет: зависит от материала
  • Размер: высота 53 см. ширина 42 см. глубина 22 см.

Портрет человека с погонами не предполагает конкретизации образа. Его голова, лицо, не несет печати самобытной характеристики личности, кроме внешнего выражения активно-деятельного начала в форме служения. Это служение намеренно не уточняется — погоны лишены каких-либо точно определенных узнаваемых элементов, можно лишь установить, что это представитель младшего офицерского состава. Его лицо типизировано, и отразившиеся на нем эмоции выражают обобщенную готовность к героическому действию, которое может быть уточнено в равной степени как усердное рвение, волевой поступок, и как безрассудная удаль. Тому в немалой степени способствуют качества формы, богатой пространственно-пластическими цезурами, сложными перекрестными направлениями осей, отлетными деталями (воротничок, погоны). Лепка объемов, пластика поверхности — взрыхленной, дышащей, словно хранящей тепло прикосновения пальцев, своей лирической интонацией помогает избежать лишнего пафоса, показной героики и неуместного в данном контексте представительского величия. Грамотно остановленный в шаге от «панибратства» образ остается простым, человечным и в своей имперсональной типичности вполне узнаваемым.


Образ служения Отечеству

Душа — Богу.

Сердце — женщине.

Долг — Отечеству.

Честь — никому!
Девиз русских офицеров


Доблесть самоотверженного служения Отечеству всегда привлекает мастеров искусства. Образ защитника Родины становится в художественном произведении емким и глубоким обобщением важнейших черт, благодаря которым русская армия во все времена побеждала захватчиков.

В отечественной скульптуре концентрированным выражением мужественности, благородства, красоты русского воина становится бюст, благодаря которому портрет реального человека предстает обобщенным символом величия и мощи верной службы Отчизне.

Портрет военного — традиция отечественной скульптуры

Объемные погрудные портреты военных уходят корнями в эпоху Российской империи XVIII — XIX вв., когда скульпторы стали создавать бюсты непобедимых полководцев — Петра I Великого, П.А. Румянцева, М.В. Кутузова. Первыми были портреты генералиссимуса А.В. Суворова — в военном мундире с наградами (1804−1805 гг., автор Луи Гешар) и в гражданском платье (1814 г., В.И. Демут-Малиновский). Так мастера академической школы, воздавая дань заслугам военачальников, сохраняли для потомков героическое прошлое России.

Советские бюсты времен Великой Отечественной войны

Великая Отечественная война вызвала небывалый отклик советского искусства, отражавшего мужество, героизм, стойкость армии в борьбе с фашизмом. Яркие образы военных, созданные в литературе, кино, на полотнах художников, пробуждали в людях патриотические чувства.

Особый интерес скульпторов к защитнику Родины проявился в объемном портрете. Объем позволял выразительно передавать черты духовного облика военного, которые раскрылись в годы войны: решительность, особую собранность мысли. Среди бюстов танкистов, связистов, летчиков, портретов представителей других военных выделяются образы советских офицеров, в лицах которых скульпторы подчеркивали внутреннюю силу и стойкость.

Портреты командиров Советской Армии работы В.И. Мухиной стали наиболее известными бюстами периода Отечественной войны. В них Мухина-портретист осталась скульптором-монументалистом: ее образам присуща обобщенность пластических форм, четкость силуэтов, лаконичность композиционных решений.

Бюсты послевоенных лет

Как и в годы войны, в послевоенное время военная тематика оставалась животрепещущей. Это время требовало произведений, увековечивающих образы героев. Уже с 1948 года, после специального правительственного постановления, в городах и селах началась установка памятников-бюстов Героям Советского Союза. К их созданию привлекались известные скульпторы, среди которых были Е.В. Вучетич, Д.П. Шварц, Н.В. Томский.

Традиция создания памятных бюстов в честь воинской доблести сохраняется и в наши дни. Важнейшей деталью в образе служения Отечеству становятся погоны — давно и прочно ставшие символом офицерской чести.

Почему образ служения Отечеству неотделим от погон

Люди в погонах всегда воспринимались как защитники. Офицерство было своеобразным нравственным эталоном, которому стремились следовать, — образцом служения, благородства, самопожертвования, чести и долга, крепости духа и отваги. Во все времена офицеры служили во имя идеи, «веры и правды», осознанно шли на гибель за свою землю.

Офицерство в России во все времена было особой кастой. Его возвышали моральные принципы, одухотворявшие воинскую службу и неизменно приводившие к победам. Уважение к человеку в погонах основывалось на понимании, что кадровыми военными становятся люди чести, готовые к жертвенному служению Отечеству.

Погоны — символ доброго имени офицера

К офицерской службе в Российской империи готовили с детства — в кадетских корпусах, военных и юнкерских училищах. Воспитание будущих офицеров, основываясь на интересах государства, заключалось в глубоком укоренении в воспитанниках чувства долга перед Отечеством, сознания высокого значения воина-защитника. Оно строилось как целенаправленное развитие качеств, направленных на господствовавшие в то время ценности и идеалы: чести, правды, благородства.

Это было нормой для всех училищ, где воспитывали кадровых российских офицеров.

Уже в кадетских корпусах — начальных военно-учебных заведениях — в детских душах развивали благородство, героизм, обостренное чувство долга и чести. После получения офицерского чина выпускники военных училищ попадали в среду кадровых офицеров, где понятие чести господствовало над всем.

Погоны были одним из главных символов воинской репутации. Ни офицер, ни кадет, ни юнкер ни при каком условии не имели права находиться без них где-либо. Самым строгим наказанием в офицерской среде за безнравственный поступок было срывание погонов перед строем.

Кодекс офицерской чести — нравственная основа служения Отечеству

Офицеров русской армии называли «белой костью» не столько из-за благородного происхождения, сколько из-за соблюдения кодекса чести. Формировался он не одним поколением. Частично меняясь со временем, он всегда сохранял в своей основе непреложные моральные принципы: оберегать воинскую доблесть и благородство души, быть верным долгу, при любых условиях сохранять незапятнанной честь.

Этический кодекс российских офицеров, для которых служба в армии была смыслом жизни, вобрал в себя лучшие общечеловеческие и воинские традиции. Его породило чувство высочайшей ответственности за свои действия в боевой обстановке, за судьбу Родины, за поступки в мирной жизни, которому исстари следовали неукоснительно.

Безусловными нормами для офицера были справедливость, взаимопомощь, умение держать слово так, что под него сослуживцы не боялись вверять важнейшие секреты, а враги — отпускать на свободу.

Но превыше всего для него была честь. Закономерно, что суды чести единственным способом удовлетворения оскорбленного достоинства признавали дуэль. Культ чести обязывал офицера участвовать в поединке, поскольку сохранение чести признавалось выше, чем сохранение жизни.

Верность знамени и чести мундира

В российской Императорской армии понятие чести неразделимо связывалось с преклонением перед знаменем — символом императорского благословения на верность Родине и идее служения во имя ее защиты. Знамя олицетворяло честь полка и было святыней, его потеря в бою означала измену Родине. Тех, по чьей вине оно попадало к врагу, признавали клятвопреступниками, лишали воинской чести, карали смертной казнью.

Мундир на Руси исстари отождествлялся с идеей государственности, поэтому фраза «честь мундира» наделялась особым смыслом. На офицера возлагалась большая ответственность за сохранение чести военного мундира. В переносном смысле это связано с поступками, противоречащими понятиям чести, достоинства, благородства. В прямом — с небрежностью ношения мундира: за это в XIX в. наказывали вплоть до увольнения со службы.

Путь погон из детали амуниции в символ службы Родине

Наплечный элемент воинской экипировки не сразу стал парным и не сразу получил узнаваемую всеми форму погон или эполет. Его носили изначально только на одном плече: древнерусские витязи — в форме металлической пластины, для защиты от вражеских мечей; воины средних веков — в форме прочной петли для поддержки ружейного ремня, патронного подсумка, лямки ранца.

Назначение погон определилось в эпоху Петра I, а закрепилось в начале XIX в.: введенные с 1803 г. на оба плеча, они стали обозначать воинское звание, эмблему рода войск.

Погоны до 1917 года

Окончательный вид наплечных знаков различия Императорской армии России сложился к середине XIX в. Рядовым солдатам и младшим офицерам полагался один комплект погон. У старших офицеров на повседневных мундирах были погоны, на парадных — эполеты. Цветом поля обозначался род войск, системой звездочек — звание, вышитым вензелем — шеф полка, император.

Офицерские погоны и эполеты обшивались галунами золотого или — реже — серебряного цвета, и этим придавали мундиру особую торжественность и значимость.

Отмена погон в 1917 году

Новое государство, Советская Россия, в ноябре 1917 г. отменила сословия и гражданские чины, а вместе с ними — и воинские погоны, признанные символом неравенства. Вместо них знаками различия в новой, рабоче-крестьянской Красной Армии (PKKA), использовались петлицы. На плечах офицеров Белой армии погоны продержались до окончания Гражданской войны, и в условиях тех лет для новой власти были олицетворением врагов.

В 20-е годы знаками различия были учреждены нарукавные шевроны, петлицы на воротниках гимнастёрок, кителей и на бортах шинелей. Вместе с погонами упразднили генеральские звания, ввели вместо них должности комдива (командир дивизии), комбрига (командир бригады), комкора (командующий корпусом), командарма (командующий армией), которые оставались в РККА до 1943 года.

Термин «офицер» и «погоны» были на много лет исключены из употребления как контрреволюционные, вражеские.

30-е годы. Возвращение к традициям

И все-таки погоны в СССР исторически соотносились с лучшими качествами офицерства. Неизбежность их возвращения обусловили события 30-х годов, когда в преддверии неминуемой войны с Германией разрабатывалась и начала осуществляться реформа армии.

С 1935 г. в РККА стали учреждать воинские звания, часть которых соответствовала званиям дореволюционной Императорской армии, флота: полковник, подполковник, капитан, старший лейтенант, лейтенант. Восстановили звание майора, отменённое при императоре Александре III в 80−90-е гг. XIX в. К концу 30-х годов ввели звания младшего лейтенанта, подполковника, учредили звание маршала, генеральские и адмиральские звания.

До войны не успели заменить знаки различия, введенные в 20-е годы, на погоны, хотя к началу 41-ого года были изготовлены образцы новой формы уже с погонами.

Возвращение погон в 1943 году

Погоны вернулись на плечи советских воинов после крупной переломной победы. Это было Сталинградское сражение, когда разгром на волжских берегах армии фельдмаршала Паулюса повернул ход войны, а время введения погон было приурочено с целью ещё большего воодушевления солдат-победителей. Государственным указом погоны вводились с января 1943 г. и касались всего личного состава — от рядовых до маршалов, включая курсантов военных училищ.

Отмененные четверть века назад, считавшиеся атрибутом «буржуазных войск», погоны стали символом победоносной Рабоче-Крестьянской Армии. Произошедшее событие означало неразрывную преемственность воинского духа. Через много лет, прошедшие через сталинградское окружение, генералы вермахта признавались, что в страшные для себя дни и часы поняли причину неизбежности победы Красной Армии над Германией: главное для победы — не снабжение продовольствием и вооружением, главное — способность воевать, не щадя своей жизни, во имя долга и чести.

Возврат к погонам во время войны — беспримерная идеологическая акция

Введение погон и новой формы стало последним этапом реформы РККА, длившейся почти 10 лет. Фактически оно соответствовало общей патриотической линии: именно в годы войны были учреждены ордена в честь полководцев А. Невского, М.И. Кутузова, А.В. Суворова, флотоводцев П.С. Нахимова, Ф.Ф. Ушакова.

Возвращение погон на форму офицеров оказалось мощнейшим идеологическим приемом, превратившим заурядную работу по смене формы в демонстрацию неразрывной связи Красной Армии с героической историей побед русской армии.

Возвращение к погонам подчеркивало: РККА — наследница русской воинской славы, восходящей к петровским временам. Бойцы РККА блестящими победами над фашистской Германией доказали право носить погоны. Советские военачальники заслужили право получить знаки офицерского достоинства, доказав боевыми операциями звание командиров-победителей.

Была решена и стратегическая цель. Введение погон предусматривало унификацию с воинскими званиями стран-союзниц при взаимодействии в военных маневрах.

Главная реакция на возвращение погон — гордость тех, кому их выдали, и уважение к тем, кто их носил. Лейтенанты на фронтах пришивали ночами свои первые «золотые» парадные погоны и втайне любовались ими. Фронтовые разведчики, уходя во вражеский тыл, противились приказу снять погоны. Военные, еще не сменившие петлицы, козыряли бойцу в погонах, признавая офицерами рядовых красноармейцев. Юные лейтенанты ускоренных выпусков, флотские юнги радовались им.

Генералы и офицеры старшего состава в конце 1943 года, пренебрегая личной безопасностью и маскировкой, блестящей позолотой погон рисковали «подсказать» вражеской разведке момент наступления. По этому случаю Ставка издала особый приказ, предписывающий высшим офицерам менять на переднем крае свою амуницию на форму рядовых бойцов.

Возвращение чести мундира вместе с погонами

Переход к ношению погон и введение новой формы стало одним из значимых шагов по укреплению дисциплины в частях Красной Армии, повышению авторитета командиров.

Погоны подчеркивали солидность гимнастёрок со стоячими воротниками, представительность парадных мундиров с галунными петлицами по обшлагам, офицерских кителей. Новая форменная одежда и погоны, придавая военным подтянутый вид, демонстрировали окружающим внешнюю культуру Красной Армии, выдержанность советских воинов, силу традиций.

Чтобы красноармейцы хранили честь мундира, действовали специальные требования к ношению новой формы. Они запрещали военнослужащим находиться в общественных местах в неопрятном обмундировании, бывать в военной форме в местах, дискредитирующих ее статус.

Правила ношения нового военного обмундирования выполнялись неукоснительно.

Возвращение слова «офицер»

С возвращением погон и вводом новой формы задолго до официальных распоряжений и внесения в уставы возвратилось слово «офицер», отменённое в 1917 году. После зимы 1943 года офицерами стали называть командиров среднего и старшего звена — от комвзвода до комбрига. В центральной газете «Красная звезда» рядом с устоявшимся клише «бойцы и командиры» стало располагаться другое — «бойцы и офицеры»; упоминались «офицерский состав», «честь советского боевого мундира». Лейтенанты весны 1943 года, выпущенные после ускоренных курсов среднего командирского состава, были первыми выпускниками советских военных училищ в звании офицеров.

С лета 1943 года старших и средних командиров — от младшего лейтенанта до полковника — в соответствии с указом Правительства СССР стали официально именовать «офицерским составом». В начале 1944 года издана памятка для офицеров, возродившая положения Кодекса офицерской чести.

После 1943 года дизайн наплечных знаков различия многократно менялся, но основная идея оформления и обозначений сохранялась десятки лет. Возвращение в армию погон и слова «офицер» придало импульс и их глубинным смыслам: офицер — человек долга и служения Отчизне, погоны — символ воинской чести.

Не случайно, создавая бюсты в память о людях в погонах, современные скульпторы одной из наиболее выразительных деталей образа служения Отечеству делают погоны. Этот утилитарный атрибут воинской формы стал по своей сути безусловным символом сопричастности с героическим прошлым Отечества.


Источники:

  1. Аркин Д. Образы скульптуры. — М.: Искусство, 2000.
  2. Воронова О.П. Искусство скульптуры. — М.: Знание, 1981.
  3. Ганичев П.П. Воинские звания. — М.: ДОСААФ СССР, 1989.
  4. История русского и советского искусства / Под ред. Д.В. Сарабьянова. — М.: Высшая школа, 1979.
  5. Шепелев Л.К. Титулы, мундиры, ордена. — Ленинград: Наука, 1991.
  6. Яхонт О.В. Советская скульптура. — М.: Просвещение, 1973.

Узнайте стоимость изготовления или получите консультацию. Отправьте заявку или позвоните нам. Время работы с 10:00 до 21:00. Без выходных.
+7 (495) 730-89-65
Оформить заявку

Другие работы Автора