Изгнание из рая

Памятник Изгнание из рая 2 | Скульптура Ивана Коржева Памятник Изгнание из рая 3 | Скульптура Ивана Коржева Памятник Изгнание из рая 4 | Скульптура Ивана Коржева
Памятник Изгнание из рая 2 | Скульптура Ивана Коржева Памятник Изгнание из рая 3 | Скульптура Ивана Коржева Памятник Изгнание из рая 4 | Скульптура Ивана Коржева

Скульптура Изгнание из рая:

  • Материал: литьевой камень
  • Цвет: зависит от материала
  • Размер: высота 98 см. ширина 46 см. глубина 20 см.

Краткие сведения об изображенном

Изгнание из рая — эпизод ветхозаветного предания, последовавший за грехопадением Адама и Евы — нарушением запрета на вкушение плодов Древа познания, росшего в Эдемском саду Рая: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни». (Быт.3:22−24)

Несохранившаяся скульптура, изображающая Адама, парная к другой утраченной статуе Евы. Широкий шаговый упор ног, вскинутые руки, изогнутый торс призваны отобразить сопротивление Адама Божественной силе, изгоняющей его из Рая. Взрыхленная фактура пластики форм передает физическое напряжение, буквально разрывающее волнующуюся плоть, идущее изнутри формы. Это не импрессионистическое дыхание поверхности, продиктованное ценностью живого впечатления, но выражение глубинного внутреннего эмоционального потрясения, духовного катаклизма, родственное экспрессионизму. Однако духовно-физическое сопротивление Адама тщетно. Подобно раздуваемому ветром парусу, дуга его тела, нехотя подчиняясь энергетике неведомой силы, стремится в предначертанном направлении. Мучительное переживание исхода становится началом новой эры — рождением человечества. Скульптура трагедийна, почти эсхатологична по своему эмоциональному накалу, но одновременно и футуристична — как в смысле динамичной жизни форм, так и по содержательной сути образа. Незавершенность пластики оставляет диалектику смыслов открытой для разнообразных умозаключений.


Изгнание из рая

Изгнание страшно для тех, кто как бы огородил для себя место, где должно жить, но не для тех, кто считает весь мир единым градом.
Марк Туллий Цицерон

Изгнание из рая — общеизвестный ветхозаветный сюжет. Однако интересно задуматься: можно ли трактовать его в ином ключе, рассмотреть не только как бегство Адама и Евы из райского сада, но в более общем плане?

Ведь изгнание может быть не только физическим, но и духовным: изгнанием из сердца любимого человека, изгнанием из детства… А рай, в свою очередь, это не только прекрасный цветущий сад: он может быть метафорой отчего дома, родной, милой сердцу страны. Попробуем рассмотреть тему изгнания из рая в этом аспекте в нашем очерке.

Эмиграция как изгнание

Как точно выразилась Нина Берберова, знаменитая русская поэтесса и писательница Серебряного века, одна из жен поэта Владислава Ходасевича, «мы не в изгнании, мы — в послании». Так литератор высказывалась обо всех представителях русской интеллигенции, которые оказались за границей после Октябрьской революции 1917 года — во время так называемой первой волны эмиграции. Среди них — Анна Ахматова, Вячеслав Иванов, Владислав Ходасевич, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Марина Цветаева, Иван Бунин, Георгий Иванов и Георгий Адамович и многие другие.

Поэты и писатели отнеслись к вынужденному изгнанию из России по-разному. Например, Вячеслав Иванов наслаждался безмятежной жизнью в Италии до самой смерти. Знаменитая пара Мережковский-Гиппиус создала в своей квартире в Париже центр эмигрантской литературы и вела бурную творческую деятельность. Продолжали творить и даже выросли в творческом плане Иван Бунин, Марина Цветаева, Георгий Адамович и Георгий Иванов…

Однако наслаждались жизнью за границей вдали от родины далеко не все. Например, очень тяжело переживал эмиграцию Георгий Иванов — для него она стала настоящим изгнанием из рая, несмотря на то, что рая, по сути, уже и не было. Его отчаяние было поистине метафизическим, а в посвященных исчезнувшей царской России строках звучит искренняя любовь к родине.

Какие прекрасные лица
И как безнадежно бледны —
Наследник, императрица,
Четыре великих княжны…

Интересны и мемуары Иванова «Петербургские зимы», в которых он описывает туман любимого города, который, по мнению поэта, особенный. И, несмотря на то, пишет Георгий, что все мы, выходя на улицу, от него ежимся, тем не менее

Ни на что не променяем пышный,
Гранитный город славы и беды…

А променять, увы, все-таки пришлось.

Страдал в эмиграции и Иван Бунин, обожавший свой родной Воронеж. Покинув Россию в 1920 году и обосновавшись в Париже, он понимал, что не вернется домой, в свой утраченный рай, никогда. В эмиграции Мастер создал прекрасные вдохновенные стихи под названием «У птицы есть гнездо», пронизанные болью, тоской, отчаянием.

…Как горько было сердцу молодому,
Когда я уходил с отцовского двора,
Сказать прости родному дому!

Понятно, что родной дом для Ивана Алексеевича — это Россия.

В прованском Грасе, где семья Мастера арендовала на лето дачу, Бунин создал блестящие прозаические произведения — «Митина любовь», «Темные аллеи», «Жизнь Арсеньева». И в каждом из них чувствуется теплое сыновье отношение автора к родине. Например, описывая деревню в «Митиной любви», Иван Алексеевич пишет о том, как Митя отсыпался, оказавшись в сельской местности после суетного города, «привыкал к новизне с детства знакомых впечатлений родного дома…, весенней наготы и пустоты мира, опять чисто и молодо готового к новому рассвету». Блестяще, не правда ли?

Наконец, незадолго до начала Великой Отечественной войны Бунин как бы сдается и признается в письме своему другу Телешову: «Я сед, сух, худ… Очень хочу домой».

К сожалению, дома, о котором мечтал истинно русский поэт и писатель, уже не было.

Взросление как изгнание

Если некоторые стремятся как можно быстрее повзрослеть, то другие, напротив, всеми силами стараются задержаться в детстве, зацепиться за него. Они живут, как бы устремляясь не вперед, а назад, тщетно пытаясь замедлить время, всеми силами сопротивляясь давящему, наступающему миру. Именно для таких людей взросление и становится своеобразным изгнанием из рая.

Пронзительны строки Осипа Мандельштама, в которых чувствуются одновременно беспомощность поэта перед могуществом времени, его растерянность и даже инфантильность.

Я блуждал в игрушечной чаще
И открыл лазоревый грот…
Неужели я настоящий
И действительно смерть придет?

Стихотворцу не верится, что он «настоящий», взрослый, для него мир — игрушечная, но чаща, по которой он не уверенно идет, а — растерянный — блуждает. А ведь ему так хотелось «только детские книги читать, только детские думы лелеять…»

В произведениях Марины Цветаевой также чувствуется острая тоска по минувшему детству. Например, показательно стихотворение «Книги в красном переплете», которые шлют поэту привет «из рая (!) детского житья».

Встречаются ностальгические строки и в прозе Марины Ивановны. Так, в автобиографической прозе поэта есть небольшая глава «Литература», в которой поэт вспоминает себя маленькой, как она, подходя к зеркалу, совсем себе не нравилась: ее лицо казалось ей «круглым и каким-то глупым». Героиня сравнивает себя с пушкинской Татьяной, ведь «она любила книги, я тоже люблю книги… Она не любила играть, я тоже не люблю играть». Воздушно, трогательно, прекрасно.

Настоящий гимн детству в прозе — произведения Рэя Брэдбери «Вино из одуванчиков» и «Лето, прощай», в которых каждое высокохудожественное описание выполнено с такой точностью, достоверностью и прямотой, которая доступна только детям.

«Иные дни похожи на вдох: Земля наберет побольше воздуха и замирает… А лето не кончается, и все тут».

Пронзительно до слез.

Нельзя не упомянуть и эпохальное произведение Харпер Ли «Убить пересмешника», книгу о детстве, взрослении, порой болезненном столкновении с миром взрослых, о душевной красоте детей, которую, увы, удается сохранить не каждому «большому» человеку.

«Почти все люди хорошие, <…>, когда их в конце концов поймешь»…

Конец любви как изгнание

Когда двое любят друг друга, они составляют единое целое, маленький мир, существующий по своим законам. Но когда любовь заканчивается, а такое, увы, бывает, тот, кому приходится уйти из этого рая, чувствует себя изгнанником, беспризорным, утратившим самое дорогое, что у него было, опустошенным и бесконечно одиноким.

Чувство утраты любимого человека, несомненно, было знакомо великому поэту Иосифу Бродскому. В его пробирающих до глубины души строках звучит боль человека, разлученного со своей второй половиной.

«Я взбиваю подушку мычащим «ты»… «В темноте всем телом твои черты, как безумное зеркало повторяя».

Искрометно писал о любви и ее утрате Владимир Маяковский. Взывая к отвергающей его возлюбленной Марии, поэт признается, что он «темно и понуро» возьмет свое сердце, «слезами окапав», и понесет его, «как собака, которая в конуру несет перееханную поездом лапу».

Утрата рая любви приносит такую же боль, как поезд, который, образно выражаясь, разделяет жизнь влюбленного на «до» и «после».

Нельзя не вспомнить и классические строки юной Анны Ахматовой, которая всегда отличалась умением буквально в двух словах передать масштаб разыгравшейся драмы.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».

А что же прозаики? Завершить наш очерк хочется на оптимистичной ноте и вспомнить роман Уинстона Грума «Форрест Гамп», по которому снят замечательный фильм. По сюжету главный герой с детства влюблен в девушку по имени Дженни, которая вечно от него ускользает. И вот однажды, снова потеряв ее, он просто начинает… бежать. Бежать без какой-либо определенной цели, просто вперед, просто потому, что сама Дженни неоднократно повторяла ему: «Беги, Форрест, беги». Так своеобразно герой произведения с причудами, странный и мало кому понятный человек, переживает боль утраты. Конечно, всем известна фраза, что от себя не убежишь, однако Форресту это удается, и он продолжает жить дальше. Как радостно, что даже у печальных историй бывают счастливые развязки…


Список литературы:

  1. Георгий Иванов. Собрание сочинений в трех томах. Москва, «Согласие», 1994.
  2. О. Мандельштам. Стихотворения. Советский писатель. Ленинградское отделение. 1973.
  3. В. Маяковский. Поэмы. Стихотворения. Москва, издательство «Правда», 1989.
  4. И.А. Бунин. Антоновские яблоки. Алтайское книжное издательство. Барнаул, 1980.
  5. Анна Ахматова. Избранное. Москва, «Просвещение», 1993.
  6. Марина Цветаева. Вольный проезд. Азбука-классика, 2011.
  7. Марина Цветаева. Мне имя — Марина. АсТ, Москва, 2005.
  8. Иосиф Бродский. Часть речи. Азбука-классика, Санкт-Петербург, 2005.
  9. Рэй Брэдбери. Лето, прощай. Издательство «Э», 2017.
  10. Харпер Ли. Убить пересмешника… Азбука-классика, Санкт-Петербург, 2003.
  11. Уинстон Грум. Форрест Гамп. Спб, Амфора, 2004.

Узнайте стоимость изготовления или получите консультацию. Отправьте заявку или позвоните нам. Время работы с 10:00 до 21:00. Без выходных.
+7 (495) 730-89-65
Оформить заявку

Другие работы скульптора Ивана Коржева

Отзывы